«Налог на Google»: что ждет иностранные интернет-компании в 2017 году

By | 09.08.2007
«Налог на Google»: что ждет иностранные интернет-компании в 2017 году

Как изменятся в новом году правила игры для зарубежных компаний.

С 1 января 2017 года в Российской Федерации покажется новый налог, больше известный как налог на Гугл. Он предполагает введение НДС в размере 18% для зарубежных компаний, реализовывающих через интернет электронный контент русским пользователям. Для этого западные компании должны будут пройти регистрацию в совокупности ФНС и платить налоги наравне с русскими сотрудниками.

Каковы обстоятельства появления этого налога, каковы его аналоги за границей и возможности в реализации для России?

Новые правила игры

С нового года российский e-commerce ожидают значительные трансформации: условия работы с пользователями для зарубежных и русских игроков будут уравнены. Сейчас западным компаниям наравне с отечественными предстоит платить налог на добавленную цена. НДС будут облагаться продажи компьютерных программ, игр, электронных книг, баз данных, изображений, музыки, аудиовизуальных произведений, среди них и предоставление удаленного доступа к ним для просмотра либо прослушивания через интернет.

Кроме этого налог будет введен за оказание рекламных одолжений, а также с применением программ и баз данных, функционирующих в сети, и предоставление рекламной площади в сети. Помимо этого, под НДС попадут услуги по приобретению и размещению товаров, предоставление торговых площадок в сети для покупателей и взаимодействия продавцов, обработка и хранение информации при условии, что ее обладатель имеет к ней доступ через интернет, предоставление доменных услуг и имён хостинга, администрирование сайтов.

Мысль появления этого закона, что и вводит новый налог, понятна – государство желает создать равные условия для всех компаний, каковые трудятся с русскими пользователями. Дело в том, что до 1 января 2017 года для «чужестранцев» по сути существовали льготы, им не нужно было платить НДС в отличие от русских компаний. Кстати, последние также часто пользовались этим и регистрировались в других юрисдикциях.

Так, очевидным стало злоупотребление льготой, и законодатель решил уравнять права всех.

Что касается самой налога введения и идеи закона, то Российская Федерация не есть первопроходцем в этом вопросе. C 1 января 2015 г ЕС унифицировал закон в части НДС среди европейских стран и ввел норму, по которой налог платится по месту нахождения потребителя услуги. До этого многие большие компании, в первую очередь американские, каковые традиционно считаются фаворитами данного рынка, совершенно верно кроме этого «бегали по рынку» в отыскивании самый экономически привлекательных юрисдикций с самой низкой ставкой НДС, где учреждали дочерние общества для ведения бизнеса с европейскими потребителями – большая часть выбирали Люксембург (Skype, iTunes), кто-то – Ирландию (Amazon, Airbnb, Oracle).

От теории к практике: а будут ли платить?

на данный момент предполагается, что зарубежные компании с 1 января 2017 года должны самостоятельно пройти регистрацию в русском совокупности ФНС, начать предоставлять налоговую отчетность и платить НДС в Российской Федерации. Но сейчас совсем неясно, как это будет происходить на практике и как именно будет осуществляться контроль. При с большими компаниями возможно высказать предположение, что к ним будут использоваться разного рода твёрдые меры при неисполнения требования впредь до блокировки их деятельности и сайтов в Российской Федерации, и так их возможно будет вынудить регистрироваться и соответственно платить налог, а вот как быть с небольшими разработчиками – громадной вопрос.

В Европе, к примеру, компании приобретают особые номера плательщика налогов VAT, каковые едины для всех европейских государств. И налог на добавленную цена машинально включается в счет, что приобретает потребитель электронных одолжений. В русском законе данный механизм не прописан.

Более того, в Российской Федерации нет неспециализированной базы данных по НДС, к которой, например, имели возможность бы присоединиться компании из вторых юрисдикций.

Нужно кроме этого осознавать, что существуют взаимодействия и различные модели продаж больших площадок с обладателями контента. И от этого зависит, кто как раз обязан платить НДС. Так, в определенных случаях в качестве налоговых агентов должны выступать такие большие платформы как, к примеру, Гугл Play либо Apple Store, в других случаях – это должны быть конкретно компании-разработчики либо обладатели электронного контента.

Но среди последних достаточно большое количество малоизвестных небольших компаний, у которых конечно нет представителей и счётов в Российской Федерации. Другими словами в случае если с большими корпорациями власти России еще смогут договориться об их регистрации, то как будут выстроены отношения с небольшим — до тех пор пока неизвестно.

Плюс появляется риск двойного налогообложения, к примеру, для русских разработчиков. Получается, что они должны будут заплатить налог, реализовав собственную услугу площадке, а после этого на данный же продукт будет распространен налог при его продаже уже конкретно потребителю через электронную площадку. Другими словами громадна возможность, что в следствии проиграют и понизят собственную конкурентоспособность прежде всего российские компании.

Но хочется верить, что двойного налога на практике все же не будет, но как планируется решать данный вопрос, кроме этого пока не весьма ясно.

Кто в итоге заплатит НДС?

В рамках реализации нового закона существует и большая вероятность, что в коммерческом замысле налог ляжет на плечи потребителей. В частности, кое-какие большие компании уже начали информировать собственных пользователей о грядущим увеличении цен на их услуги из-за введения НДС с 1 января. Так, к примеру, пользователи Гугл Диска уже начали приобретать соответствующие письма.

В этом случае конечная цена услуги для конечного потребителя возрастет, платежеспособность снизится и конкурентоспособность многих ведущих компаний снизится в разы.

В случае если и другие большие компании отправятся по этому пути, а такая возможность существует, то это очень плохо скажется на русском рынке цифровых одолжений в целом. Иначе, в случае если кто-то примет решение сохранить уровень стоимостей для пользователей на прошлом уровне с целью сохранения конкурентоспособности, то размер затрат таких зарубежных компаний на ведение бизнеса в Российской Федерации существенно увеличится. Таковой финал событий приведет к сокращению доходов таких игроков на русском рынке, что может без шуток демотивировать инвестиции в расширения и ведение бизнеса в Российской Федерации.

К примеру, в случае если до введения закона, русский часть рынка, составляла 3-5%, то по окончании данный показатель очевидно будет понижаться. Разумеется, что для многих поднимется вопрос – имеется ли суть по большому счету работать в Российской Федерации, инвестируя в инфраструктуру и в развитие бизнеса?

Само собой разумеется, сейчас сложно спрогнозировать, как поведут себя зарубежные компании, как им занимателен российский рынок с учетом правил игры и новых условий, отправятся ли они для русских пользователей на сокращение собственных затрат, дабы не повышать цены. Но полностью разумеется, не хотелось бы утратить ведущих игроков данного бизнеса, поскольку все они воображают высокотехнологичный сектор экономики, это компании, каковые инвестируют солидные деньги в собственный развитие, в собственные продукты. И не хотелось бы, дабы отечественный рынок начал еще посильнее отставать от своих западных сотрудников, при их ухода.

Ольга Сорокина, Forbes Contributor

Источник: finance.rambler.ru

Трансформации в законодательстве вступившие с 1 января 2017 года


Занимательные записи

Подобранные для Вас статьи: