Еще быстрее: почему в России мало растущих компаний

By | 29.05.2013
Еще быстрее: почему в России мало растущих компаний

В то время, когда контроль выходит на первый замысел, то начальникам компаний несложнее делать инструкции, писать отчеты и не рисковать.

Герман Каплун

В декабре компания Deloitte представила рейтинг 500 самых быстрорастущих компаний в сфере высоких разработок в государствах Европы, Африки и Ближнего Востока (EMEA), оценив темпы развития игроков из 28 государств в течение четырех последних лет. Победителем сейчас стала шведская Fingerprint Cards AB — разработчик биометрических совокупностей, выручка которой с 2012 года по 2015 год выросла на 28126%. Любопытно, что русских компаний в перечне Deloitte Technology Fast 500 EMEA мало. В 2013 году (последующем по окончании рекордного для русского венчурного рынка 2012 года) в рейтинге было три российских компании, а в 2014-2015 гг отечественных игроков не было по большому счету.

Сейчас единственным представителем России стала Avito, разместившись на 171 строке, с ростом в 621%. Стоит отыскать в памяти, что сервис онлайн-объявлений был создан шведами, Йонасом Нордландером и Филипом Энгельбертом, а на данный момент он на 70% в собственности южноафриканскому холдингу Naspers.

Неужто в Российской Федерации перевелись предприниматели и программисты? Так как были же когда-то созданы Yandeх, Kiwi, Mail.ru Group, «ВКонтакте», Одноклассники, Кинозал, РБК, Рамблер, 1С, Luxsoft и многие другие. Нет, у нас все еще большое количество технологических талантов, но условия для венчурных проектов с русскими корнями сейчас вправду изменяются. Во-первых, налицо усиление национального контроля за технологическими компаниями.

И в том, что это сдерживает развитие новых разработок, нет ничего необычного, так происходит неизменно. Государство желает прежде всего осуществлять контроль деятельность пользователей, что несложнее сделать через контроль компаний, соответственно вынудить их установить определенные процедуры содействующих этому. И сложности компаний правительство не тревожат. Достаточно отыскать в памяти его новые и закон яровой требования к операторам связи и интернет-проектам. инновации и Креатив интересуют государство лишь во вторую очередь. Получается, одно противоречит второму.

другие участники и Основатели стартапов рынка разработок ощущают такую установку «сверху». А в то время, когда контроль выходит на первый замысел, то начальникам компаний несложнее делать инструкции, писать отчеты и не рисковать, поскольку опыты смогут привести и к неудачам. И не следует сравнивать сегодняшнее время с эрой Сталина: тогда за отсутствие «креатива» имели возможность и расстрелять.

Во-вторых, на темпах роста технологических компаний не имел возможности не сказаться финансовый кризис. Русский экономика сжимается. Согласно данным Министерства экономики, за первые три квартала 2016 года падение экономики составило 0,7%.

По результатам 2016 года ВВП может сократиться на 1,5- 2,5%, вычисляют в Fitch и в Moody’s. Инвесторы затаились либо ушли с отечественного рынка. За 2015 год количество венчурных сделок в долларах, в случае если учитывать влияние валютных направлений, упал на 52%, а по результатам девяти месяцев 2016 года суммарный количество их вложений достиг лишь 71% от уровня 2014 года.

К тому же, у клиентов мало денег, они предпочитают экономить. Резюмируя: расти на падающем рынке неизменно тяжело.

Не менее важно да и то, что российские компании столкнулись с ограниченностью локального рынка. Раньше он казался огромным, он всегда был полем для тестирования догадок перед выходом за предел, было большое количество и компаний, ориентированных только на российский рынок. А сейчас, с падением доходов населения и потребительского спроса, стало ясно, что его не хватает для стремительного роста. В рейтинге Deloitte большое количество фаворитов из маленьких государств-членов Евросоюза.

К примеру, на третьем месте — разработчик маркетинговых продуктов Codewise со штаб-квартирой в Кракове и ростом за четыре года в более 13 000%. 54 компании — из Нидерландов, по полусотне — из Норвегии и Швеции. 22 компании — из маленькой Бельгии.

Быстро развиваться такие компании смогли вследствие того что сначала вынуждены были скоро искать клиентов клиентов за пределами «домашнего» рынка. Скажем, 23 компании в перечне Deloitte — из Финляндии. В то время, когда стартап из пятимиллионной Финляндии выходит на рынок Германии, с населением в более 80 млн, он может продемонстрировать фантастические скорость увеличения. Непременно, при наличии качественного продукта. Стартапу же из России будет в разы тяжелее выйти на рынок Германии: так будут ощутимы языковые и культурные различия.

Отыщем в памяти кроме этого, что выйти за пределы собственного рынка как возможно раньше стремятся большая часть компаний, нацеленных на глобальную экспансию. Так что русскому стартапу, вероятнее, нужно будет соперничать с важными соперниками.

Имеется и еще одно ответственное изменение — всемирный технологический рынок делается все более зрелым. Разработки развиваются все стремительнее и качественнее, так что компаниям все сложнее поразить клиентов. К примеру, мобильные приложения показались с первым Iphone в 2007 году, сначала спросом пользовались практически все приложения, а уже в 2014 году практически 80 процентов приложений App Store не были пользуются спросом пользователями, по данным изучению компании Adjust.

Такая же борьба — везде. Это указывает, что для стремительного роста новым игрокам необходимы вправду прорывные продукты. А тут мы возвращаемся к первому пункту: рождения важных инноваций, пока государство не через чур содействует креативности и предпринимательскому риску, вряд ли стоит ожидать.

Но, не все так не хорошо. Приложение для обработки фотографий на базе разработок нейросетей, Prisma, попало в рейтинг 50 лучших приложений 2016 года по версии Time, вошло в ТОП-10 обзоров за год от Гугл и Apple. Telegram, созданный командой Павла Дурова, стал одним из самых популярных в мире мессенджеров.

Более 100 млн ежемесячной аудитории, 350 000 новых зарегистрированных пользователей ежедневно, 15 млрд сообщений каждый день, — такие цифры Павел Дуров раскрыл в феврале 2016 года. Онлайн-сервис для заказа такси Gett, с охватом в 60 городах и выручкой в $500 млн по результатам 2015 года, в мае 2016 года взял $300 млн от Volkswagen. Не смотря на то, что Gett, основанный израильскими предпринимателями Шахаром Вайсером и Роем Мором, сложно вычислять русским компанией, но главный рынок для нее — у нас: в ноябре 2016 года Gett заявила о старте работы в 29 новых русских городах. Наконец, мы систематично читаем новости о все новых поглощениях «Яндексом», Mail.ru, 1С, «Сберегательным банком» русских стартапов — за десятки а также много миллионов.

10 российских разработчиков ПО начали подготовку к выходу на IPO. Об этом сказало RNS ссылаясь на генерального директора ГК «АйТи» Тагира Яппарова. Для их подготовки и поддержки условий выхода на биржу ассоциация «Руссофт» и Столичная биржа создали коммисию в которую войдут представители индустрии, биржи и пара специалистов, например, экс-глава РВК Игорь Агамирзян.

Несколько «АйТи» и сама собирается вывести на IPO собственные софтверные активы в течение двух лет.

Словом, инвесторам и российским предпринимателям в сфере разработок, просматривая рейтинг Deloitte, не следует опускать руки, не смотря на то, что и радоваться оснований все еще нет. Хочется, дабы в рейтингах EMEA Российская Федерация была на первых местах не только по численности населения, но и по количеству успешных инновационных компаний. Путь к этому возможно и не таким далеким, каким он может показаться. Дело за малым: опять убрать государственный контроль над технологическими компаниями и улучшить инвестиционный климат. И стартапы вырастут сами, как грибы по окончании дождя.

Ровно это случилось около десяти лет назад, в то время, когда российский венчурный рынок лишь начинал собственный активное развитие. Это может повториться и по сей день.

Источник: finance.rambler.ru

Михаил Веллер — Президентом мало быть, нужно еще мочь стать… 05.02.17


Занимательные записи

Подобранные для Вас статьи: